Почта | Главное | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента RSS

Панов - основатель газеты "Дальний Восток"

Виктору Ананьевичу Панову, известному владивостокскому журналисту начала века, одновременно и повезло, и не повезло. Основав газету "Дальний Восток", опубликовав в ней и в других изданиях множество статей, которыми он и прославился, Панов попал в современные справочники о журналистике как махровый монархист и черносотенец. Так что многие его труды до самого последнего времени были запретными для россиян.

Повезло или нет его правнуку - судить трудно. Ив Франкьен, действительный член Русского географического общества, живет сейчас в США и лишь недавно впервые посетил Владивосток. Его дед, Владимир Александрович Иванов, командир подводной лодки "Минога" российского тихоокеанского флота, жил во Владивостоке, в гражданскую служил у Колчака, а в 1937 году был репрессирован - за "троцкизм" и "вредительство". Сейчас Ив Франкьен знакомится с его делом в Приморском отделении ФСБ... Мать Ива, Ия Владимировна, внучка В.А.Панова, в канун Отечественной войны окончила юридический факультет ЛГУ, в 1942 попала на оккупированные территории и в конце концов оказалась на работах в Германии. Там она познакомилась с бельгийцем Франкьеном, вышла за него замуж, но в 1957 году, когда Иву было от роду всего две недели, его отец умер... Через пять лет Ив вместе с мамой и бабушкой переехал в Америку, в Сан-Франциско, и с тех пор живет там, окончив университет в Беркли и став переводчиком.

Биография В.А.Панова значительно проще. Виктор Панов родился 8 августа 1854 года в семье петербургского мещанина. В двадцать лет он окончил штурманское училище Морского ведомства, а через год отправился служить на Дальний Восток в Сибирскую флотилию. И десять лет подпоручик корпуса флотских штурманов Панов бороздил дальневосточные моря на "Абреке", "Нерпе", "Алеуте". В 1876-77 годах винтовый клипер "Абрек" в составе отряда российских военных кораблей побывал с визитом в Сан -Франциско. Тогда командиром корабля был Ф.С.Шанц, а младшим штурманом - В.А.Панов. Он был уже старшим штурманом "Алеута", когда осенью 1877 года эта шхуна погибла у побережья Японии. Кораблекрушение "Алеута" оставило после себя десяток русских могил близ маленького японского поселка Сэтана, где теперь стоит памятник погибшим русским морякам. А Панов, вернувшись во Владивосток, ушел с флота и стал директором маяков всего Дальнего Востока, занялся он и первыми метеонаблюдениями в нашем городе. На улице Прудовой - там примерно, где сейчас левый передний угол крайдрамтеатра - Панов без помощи архитектора, по своему собственному проекту построил дом. С 1892 года, когда во Владивостоке были организованы Александровские морские классы, готовящие коммерческих моряков, и до 1902 года В.А.Панов был старшим преподавателем этого учебного заведения.

Но главное, конечно - журналистика... Желание писать и быть опубликованным привело морского офицера к мысли стать соредактором единственной тогда газеты - "Владивосток". Новоиспеченный редактор на страницах "Владивостока" опубликовал целый ряд полемических статей, в которых ратовал за свободу торговли и сохранение "порто-франко". Вскоре отставной офицер ушел из "Владивостока". Воспользовавшись получением денег при отставке, он основал и зарегистрировал на имя своей жены Е.А.Пановой новую газету - "Дальний Восток". Ее первый номер вышел осенью 1892 года, и Виктор Панов писал в нем так: "Выпуская первый номер своего издания, мы вполне сознаем тяжесть и ответственность той роли, какую принимаем на себя пред обществом и правительством. Перед одним мы должны быть выразителями его действительных нужд и стремлений, его прав на общую долю государственного внимания и участия; другому мы обязаны дать в руки тот материал, в котором возможно полно и всесторонне выразились бы, не стесняясь формой, все своеобразности и отклонения местной жизни от типа общегосударственной".

Газета "Дальний Восток" не была ни карманной, ни "домашней", ни провинциальной. Каждый газетчик, наверное, гордится своим послужным списком столкновений с властями. Этих "достижений" с лихвой хватало бывшему поручику Панову. Он умудрился, даже выпуская номер к 50-летнему юбилею Владивостока, попасть под обвинения в нарушении Закона о печати, в результате чего пришлось заплатить крупный штраф. А в августе 1914 года по решению коменданта крепости Владивосток редактор "Дальнего Востока" был даже выселен из города как "человек вредный для общественного спокойствия". Одним словом, штрафам и отсидкам не было числа...

В то же время Виктор Ананьевич был активнейшим гласным, и его голос часто звучал на заседаниях Владивостокской городской думы. В 1905 году В.А.Панов даже побывал в должности городского главы Владивостока. Всевозможные события городской жизни постоянно находили отображение на страницах газеты, не говоря уж о доведении до сведения горожан случаев злоупотреблений отцами города. Каждый журналист стремится быть профессионалом в той сфере, о которой чаще всего пишет. Панов прекрасно отвечал этому требованию. Его экономические статьи и сейчас поражают глубиной анализа, недаром он был завсегдатаем Владивостокского биржевого комитета и водил дружбу с сильными мира сего. В.А.Панов отличился и тем, что стал провидцем в истории с крахом политики русского правительства в Порт-Артуре и Дальнем, опубликовав большую работу "Историческая ошибка".

Особая тема - Панов-историк. В свое время любовь к истории привела поручика Панова в Общество изучения Амурского края. Он не на шутку увлекся общественными делами и стал секретарем Распорядительного комитета ОИАК. Занимая эту должность, Панов потратил много сил на претворение в жизнь идеи о строительстве пристройки к зданию музея Общества.

На 25-летие открытия музея 30 сентября 1915 г. В.А.Панов выступил с докладом. "Общество изучения Амурского края, - говорил он, - поставило своей задачей изучить местную страну как арену деятельности местного населения во всем ее социальном объеме. С этой точки зрения Общество изучения Амурского края является посредствующей средой между страной и населяющим ее народом. Общество закладывает в общественной жизни города и края семена привязанности к самой стране, способствует выявлению местной самобытности. Одновременно с этим, относясь с одинаковым вниманием и интересом к инородцу-аборигену, к поселенцу-корейцу, пришлому китайцу и новоселу-русскому, выясняя объективно их взаимоотношения на почве культуры, Общество внедряет человечность во взглядах социально господствующей группы, приучает к мысли ценить в безлюдной тайге человека не по цвету его кожи белой или желтой, а по его человеческому облику и культурной работе".

Когда газета "Дальний Восток" отметила свой первый юбилей, редактор В.А.Панов подвел итоги: "И когда минула целая четверть столетия существования газеты, когда самый груз ее страниц, сложенных в архиве, мне уже не по силам не только поднять, но даже сдвинуть с места, когда я сам уже состарился за своим письменным столом, предо мной из пережитого не восстает никакого другого образа более яркого, чем эти просто "двадцать пять лет"... Сегодня мы, бывшие и настоящие работники газеты, имеем право сказать, что пред жизнью и обществом мы все сообща сдали большой экзамен и сдали не за страх, а за совесть, как понимали свой долг и верили".

Октябрь 17-го не только перевернул страну и общество, но и, конечно, изменил жизнь редактора "Дальнего Востока". Враги Панова даже объявили его приверженцем коммунистических идей, агентом Коминтерна. "Я не был никогда социалистом, - писал Панов в декабре 1918 года, - тем более большевиком и никогда не принадлежал ни к какой партии. В дни выступления генерала Корнилова, 29 августа прошлого 1917 года, владивостокские социалисты закрыли мою газеты как контрреволюционную и настаивали на реквизиции моей типолитографии. Вновь возобновил я ее издание лишь в октябре текущего года, с тем же самым направлением национальной мысли, как раньше".

Затем газета неоднократно закрывалась и начинала выходить вновь - и так до 1922 года... Впоследствии советские историки не простили В.А.Панову его политических взглядов. На его имя быстро навесили ярлык, а подшивки "Дальнего Востока" изданий 1917-1922 годов угодили в спецхран, откуда их извлекли только недавно.

Теперь невозможно сказать, где могила Виктора Ананьевича Панова, который скончался, слав Богу, в своей постели. Хотя формальной причиной смерти было крупозное воспаление легких, к могиле привело Панова разрушение его мира. 10 ноября 1922 года бывшего редактора Панова похоронили на Покровском кладбище во Владивостоке, и от его могилы теперь не осталось и следа.

Но остался след в нашей памяти, остались его статьи и книги, многие из которых не потеряли своего значения и сейчас. А правнук известного журналиста, Ив Франкьен, не только выступил с блестящей лекцией в Приморском центре Русского географического общества, но и передал в библиотеку общества несколько книг, принадлежащих перу его прадеда.

Иван ЕГОРЧЕВ

Фото:

The Far East Russian Magazine ( октябрь 1996 г.)

Читайте также:

Вокруг света за один клик. Мир ближе, чем ты думаешь. Блог.
Преображение кухни без замены мебели
Продвижение сайта. Реальная возможность окупить затраты на рекламу.
Обряд крещения: фото на память