Главная | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента

ЧИЖИ ПРИЛЕТЕЛИ! /архивная/


Клетка, в которую заперли вольную птицу русского рок-н-ролла, представляла собой почти новый японский автомобиль, застрявший в бесконечной владивостокской пробке где-то на Фадеева. В клетке, то есть салоне, Чиж, вместе со звукорежиссером-наставником Юрием Морозовым, уныло смотрели в окно на автомобильную пустыню и физически осознавали полную невозможность освобождения.

Чиж: Блин, с тех пор, как мы приехали во Владивосток, все время торчим в пробках. Девять месяцев, прошедшие с нашего первого приезда, дали прирост в автомобильном семействе. Наверняка, лишние рты. Ну, ладно, делать все равно нечего, включай свой диктофон.

О.Е.: Твое самое сильное ощущение по приезде во Владивосток?

Чиж: Очень хотелось к морю. Ребята все рвались, как сумасшедшие, мечтали искупаться. Подвела погода. Зато, знаешь, в гостинице меня поселили в номер, откуда только что съехала Таня Овсиенко. Так что, я спал в ее еще не остывшей постели. Сюжет, да?

О.Е.: Сергей, расскажи о новом альбоме.

Чиж: Он называется "Бомбардировщик", и мы посвятили его своим родителям. Там старые песни советских композиторов, которые мы с детства слушали, а теперь просто взяли и сыграли. Несколько песен шестидесятых годов, а в основном сороковых, военные.

О.Е.: Развитие тенденции "На поле танки грохотали"?

Чиж: Более того, на этом диске наконец-то есть "На поле танки грохотали.", которую мы сами взяли и исполнили в сопровождении именно того бэк-вокала, который я хотел сделать с самого начала, с сестрами Капуро. С Мариной и Таней. Песен на диске тринадцать. Часовой альбом получился. Кроме Капуро мы приглашали еще массу мызыкантов, начиная от квинтета Юрия Серебрякова, и заканчивая Давидом Семеновичем Голощекиным. Плюс ансамбль "Джаз-Комфорт", ленинградский. Плюс Никита Зайцев, скрипач "ДДТ"шный. К концу мая он выйдет на аудиокассетах, а где то к сентябрю - на компактах, но диск будет немного отличаться от кассетного альбома.

О.Е.: Скажи, откуда эта тяга к ретро, особенно на фоне всеобщей рэйвизации?

Чиж: Ну, я не знаю. Я бы этот альбом записал уже давно, но не было ни средств, ни фига. Все ушло бы впустую. Никому не известный человек выпускает такой альбом, и он никому не нужен, никто бы его не покупал. Совершенно точно. А сейчас, как бы, все на крышку попадает вроде, и есть возможность приглашать других музыкантов, они идут на контакты. Я бы с превеликим удовольствием сделал это еще лет десять назад. Задолго до всех этих "Старых песен о главном". Это те же песни, что мы поем за столом, когда выпиваем.

О.Е.: Может, то время было самым счастливым?

Чиж: Все времена хороши. Сейчас, как бы, в памяти остается одно хорошее. Но если туда окунуться, наверняка гавнища столько огребешь.

О.Е.: А митьковская тема продолжается?

Чиж: Ничего мне пока не предлагали, кроме тех двух альбомов, где мы участвовали. На этом вроде бы и все. Нет, к нам приходил от них человек, говорил, там концерт какой-то грандиозный, вплоть до Людмилы Зыкиной, где-то в Питере. Гурченко там будет петь. Кто-то еще. Но предложили как-то вяло и неуверенно.

О.Е.: А что, дуэтом с Зыкиной было бы сильно.

Чиж (подхватывает): Да я бы с удовольствием. У меня мама бы просто обмерла от счастья.

О.Е.: Родители всегда понимали твое творчество?

Чиж: Родители?! Такая фишка, значит. Э-э, окончательно уже мама у меня сломалась, когда мы играли вместе с "Чай-фом", с Сергеем Галаниным. Мы играли сейшн с Эдуардом Хилем. Этот певец у нее как бы в авторитете, и когда я позвонил и сказал: "Мама, я с Хилем пел", (пауза) она сказала:"Ну, все, сынок, молодец". А до этого я был гавно просто, без определенных каких-то занятий, то есть волосы длинные, джинсы драные, ну, в общем. А теперь я и сам родитель.

О.Е.: Да, ну?! Расскажи.

Чиж: Ну вот, от первого брака у меня сын есть, в Нижнем Новгороде. Десять лет ему уже. Наверное, музыкантом будет. Я его направлять пытаюсь, музыку хорошую подсовываю. И в Питере от второго брака дочь. Представляешь? Я до сих пор этого толком осознать не могу, настолько это грандиозно.

О.Е.: А жена кто?

Чиж: Догадайся. Учительница музыки. Я ведь, как и ты, тоже детишек в школе учил. Музыке.

О.Е.: А еще о родителях. Кто они?

Чиж: Мои родители - простые советские люди, как и я. Мы посвятили "Бомбардировщик" родителям, потому что любим своих мам и пап. Это песни их молодости. Хотелось преподнести им такой подарок. Это ни в коей мере не дань моде. Мы за модой, в принципе, никогда не гнались. Как делали свою музыку, так ее и делаем. А в моде сейчас - рэйв.

О.Е.: А как ты к рэйву относишься?

Чиж (категорично): Никак. Хоть я и не Мусоргский никакой, но там для меня на самом деле мало информации музыкальной.

О.Е.: Сейчас любят перемиксы всякие делать, тебя еще не переделывали?

Чиж(осторожно): Нет. И слава богу. Мы уж лучше сами сделаем что-нибудь эдакое.

Юрий Морозов (скептично): Рэйвовское.

Чиж: В хард-коре. Все же ближе гитаре подойдет.

О.Е.: А как насчет самому пойти потанцевать где-нибудь в клубе?

(Сдержанный смех Чижа и Морозова)

Чиж: Не, я лучше дома. Цыганочку. С выходом. К тому же мы люди семейные, спокойные.

О.Е.: На концерте ты играл новую вещь - "Давай, Валентина, давай!"-

Чиж: Она называется "Урал-байкер Блюз"

О.Е.: Классная вещь. Откуда взялась?

Чиж: Она сочинилась, когда мы снимали клип на "Полонез". Мы же первую часть клипа снимали в Лос Анжелесе, вторую под Питером. В Штатах были как бы настоящие байкеры. Два таких дедка, лет по шестьдесят, отбитые совершенно харлейщики. С ног да головы в татуировках. "Харлей-Дэвидсон", вся фигня- Ножи и скрепки тоже "Харлей-Дэвидсон". Вот. А под Питером были наши байкеры и была девушка Валентина. В принципе это реальная история. В клипе я сижу у Вали в коляске, на ее "Урале".

О.Е.: А как рождаются новые вещи и кто вдохновляет?

Чиж: Это всегда возникает спонтанно. Наверняка есть люди, которые пишут на заказ, это очевидно. У меня такого не получается, к счастью, или сожалению, не знаю. Все приходит неожиданно. Сверху идет. Единственное, что остается - это взять и записать на бумагу. Иногда во сне, иногда в автобусе, иногда, извините, в туалете. Это непредсказуемо, и нет никакой абсолютно уверенности, что сейчас я сел и написал классную песню. Когда я писал "Вечную молодость", я не мог себе даже представить, что она приобретет статус народного шлягера. А насчет кумиров. Ну, когда я был маленьким совсем еще ребеночком, у меня были кумиры. А потом я это слово, как бы, само откинул, потому что услышал такое, что "Не сотвори себе кумира". Есть безусловно люди, на которых я равняюсь. Из музыки это в первую очередь практически все, кто играл в шестидесятых и семидесятых. Перечислять можно до утра. Так же джазовые музыканты тоже старого поколения. Не хочу сказать, что сейчас джаз не расцветает, просто та музыка немного ближе. Из наших, вот Юрий Морозов оказал на меня наибольшое внимание.

Юрий Морозов: Ты слышал-то хоть три песни?!

Чиж (убежденно): Юрий, я слушал тебя еще в армии, мне пели пацаны. (Морозов иронически улыбается) Ну, правда, мне пацаны на гитаре пели.

Юрий Морозов (скептически): В армии?!

Чиж: В армии. Я говорю: "Кто это?". Они говорят: "Это Морозов". Я: "Во круто!"

О.Е.: В каком полку служили?

Чиж: Я в танковом полку служил, в Вентспилсе. Почти оккупант. (Бодро) Младший сержант Чиграков по вашему приказу прибыл!

О.Е.: Не будем о грустном. "Мумий Тролль" слышал?

Чиж: Сегодня по местному Русскому радио, несколько раз. Я даже подумал про себя, что хорошо песню бы написать под названием "Морская болезнь". А у них уже есть "Морская болезнь". Прямо так и называется, да? Ну, все. Застолбили участок.

О.Е.: Кстати, это не единственная владивостокский команда, выпустившая свой компакт. Еще "Karamazoff Bike". Ведь ты сам, Юрий, писал их в Питере.

Юрий Морозов: "Karamazoff Bike"? Точно. А что ж вы молчите?

Чиж: Когда они писались?

О.Е.: В 1993 году

Чиж: Не в одно ли время мы с ними писались? Потому что был разговор, вот, чуваки приехали откуда-то издалека.

Юрий Морозов: Да, как раз в то время было. Помню, ты еще пришел, а они что-то разбирались, пацаны. Было. Коля Поздняков это дело и раскручивал.

Чиж: Ну, вот, судьба свела.

О.Е.: А как ты относишься к аудиопиратам?

Чиж (радостно): Нормально. Гавно пиратствовать не будут.

Юрий Морозов: На самом деле мы никогда ничего не предпринимали по поводу пиратов, в отличие от "ДДТ", которые боролись полицейскими методами. Наняли людей по всей стране, те поразгоняли лотошников, поразбивали кассеты.

О.Е.: А как насчет "Ветер вырывает из рук последние деньги." Было?

Чиж: Было, конечно.

О.Е.: А сейчас, все нормально? Уже можно заработать с помощью рок-н-ролла?

Чиж: Да и раньше можно было. Квартирники игрались.

О.Е.: И сколько лет ты на сцене?

Чиж: Хороший вопрос. Сколько лет. (Напряженно морщит лоб и молча шевелит губами) Наверное, лет двадцать. Вот так вот. А как я пришел? Да так и пришел. С детства перед зеркалом стоял с гитарой, воображал, как будто я играю в группе (смех) "Поющие гитары". Потому что "Beatles" я тогда еще не знал. Вот. Ну, а потом от зеркала начал отходить все дальше и дальше Не знаю, как-то все само собой получилось. Играл на свадьбах, играл на танцах, играл в ресторанах. Везде, где можно было играть.

О.Е.: Что для тебя счастье?

Чиж: Если бы знать, что такое счастье, тогда можно просто подсесть на него, как на наркотик, и все время счастливым быть. Как Ваня-дурачок. А так, не знаешь - и классно.

О.Е.: А как с наркотиками?

Чиж: А никак. И в этом тоже счастье

Олег ЕРАСТОВ

май 97 г.
Культурологический журнал КультBeat

 

Читайте также:

Как искать работу
Новости о пластиковых окнах VEKA
Берлин популярнее Рима?