Почта | Главное | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента RSS

Юристы и граждане! Подскажите: как в данной ситуации заставить милицию работать?!!

Ко всем, кто может помочь дельным советом, обращается пожилая супружеская чета Журавлёвых из Владивостока.

Уже почти 17 лет тянется тихая война этой супружеской пары с обворовывающими их бессовестным образом соседями по даче и бестолковая переписка по этому поводу с милицией и прокуратурой. Причины войны пострадавшей стороне до конца не понятны по сей день, но наиболее подходящая, судя по действиям воров, - психическая несостоятельность в сочетании с желанием наживы. А как все хорошо начиналось…

В 1995 году супруги купили только-только разработанный дачный участок без построек, забора и посадок, даже выкорчеванные деревья не все еще были вывезены. Начинали все с нуля, но с большим опытом работы на огородах и в колхозах. Облагораживание участка шло трудно, но быстро – было желание трудиться, были необходимые навыки и простейшие орудия труда. За два года постоянной работы участок превратился в источник больших урожаев, которые полностью обеспечивали семью круглый год и раздавались друзьям, родным, часть даже удавалось продавать. Но вот у соседей что-то не ладилось – то одни участок бросили, то другие, то третьи, четвертые… А на третий год началось твориться что-то странное и на даче супругов – сгорела вязанка дров, стоящая на участке, стали обнаруживаться подкопы картофеля, обобранные огуречные грядки, снятая клубника.

Начались первые слабые попытки поймать воров, но лишь своими силами, для словесного внушения. Без дома на участке не так уж легко это сделать, поэтому началась постройка временного деревянного строения для ночевки. В эти же годы завязались приятельские отношения с ближайшим соседом по даче Николаем Степановичем Полищуком и его женой, Риммой Клементьевной, которые тоже часто выбирались на свой участок. Дома на обоих участках строились параллельно, и супруги Журавлевы в этом деле неоднократно помогали соседу-приятелю, так как занимались этим раньше. Общались часто, делились впечатлениями, едой, кровом, пока дом у Полищуков еще не был закончен, вместе отмечали дни рождения… А воровство продолжалось.

Стали ночевать Журавлевы в построенном жилище: несколько дней подряд, неделями… Проникали на собственный участок тайно, незаметно, прятались сутками в доме, подкарауливая вора, но результата не было – вор не приходил. А стоило уехать хоть на денек за всю неделю – и грядки и плодоносящие кустарники опустошались полностью. Договаривались с соседом ловить вора, но тот несколько раз подводил и появлялся на участке в оговоренный день демонстративно, когда надлежало прятаться. Тогда и закралось подозрение, что стоит в общении с ним и женой его держать язык за зубами, не упоминать в разговорах о планах поехать на дачу. И только стали вести себя сдержаннее с ними – в один из скрытых приездов Журавлеву на своем участке удалось задержать вора – пожилую тётю Николая Степановича, Беду Е. К., которая уже несколько лет часто заглядывала на дачу к племяннику.

К этому моменту участок Журавлевых уже был довольно плотно огорожен проволокой, но старушке лет 70 удалось практически протечь на глазах у Журавлева в крохотную полоску между забором и землёй, пропихнув предварительно ведро с наворованным виноградом перед собой. И сделать все это ей удалось так виртуозно, как мог сделать только гибкий ребенок. Не менее энергично эта старушка побежала по дороге вдоль участка, когда увидела возникшего в двух метрах от нее Журавлева, не рискнувшего «просочиться» вслед за ней под забором и задержавшегося для открывания ворот. К тому моменту, когда ему удалость нагнать её, ведра в руках уже не было. Задерживать женщину он не стал, поскольку знал ее и понимал, что подослали ее соседи – перед тем, как она проникла на участок Журавлева, он видел, как женщина прошла мимо участка к Полищукам, поговорила с ними минут пять и напрямую через забор пошла к Журавлевым.

Вернувшись к соседям для задуманного словесного внушения, он получил в ответ отрицание всего и надменные ухмылки, ясно говорившие, что такое повторится, если не принять меры. Обратились с милицию. После первого заявления приходил следователь, общался с Полищуками. В ответ на заявление пришло постановление об отказе в возбуждении дела, содержавшее 10 ложных фактов, в корне менявших суть заявления. Последующие многочисленные попытки призвать к ответственности Беду и соучастников Полищуков не помогли. Зато вызвали ненависть Полищуков: во время отлучки четы Журавлевых с дачи на сутки сгорела деревянная постройка, в которой прятался Журавлев перед поимкой Беды. Снова милиция, установленный факт поджога, снова закрытое дело за неимением каких-либо доказательств вины Полищуков или кого-то другого.

Вот с этого-то момента и начинается ад в жизни Журавлевых. У них появляется стойкое желание доказать вину обидчиков и с этой целью строится новый дом – из камня, который не сгорит. А у Полищука Н.С. возникает не менее стойкое злорадное желание навредить – мелко, много и недоказуемо.

Стоит приехать на дачу обоим Журавлевым – и Николай Степович уезжает в город, а Римма Клементьевна остается. Стоит Журавлевым собраться домой – и Николай Степанович с надменной улыбкой проезжает на свой участок. Стоит на дачу приехать супруге Журавлевой – и Николай Степанович выходит к забору своего участка и материт ее самыми гнусными словами, пока есть не захочет или не устанет. Но стоит ей сделать пару шагов к нему, чтобы записать маты на диктофон, как тот замолкает, садится на крышу своего домика и любуется ее неуклюжими попытками доказать его вину. А воровство продолжается – ночами, в полной темноте, в дождь и ветер, когда уставшие за тяжелый трудовой день пожилые Журавлевы просто не в состоянии караулить участок и вынуждены хотя бы на пару часов забыться сном. В это же время проволока, натянутая в качестве забора, обрезается большими кусками и отшвыривается в сторону или на деревья. Каждые сутки. И каждые сутки супруги Журавлевы стягивают все обратно, связывают, закрепляют.

Снова вызывается милиция, фиксирующая лишь то, что урожай скудный, ветки поломаны, забор местами покосился по неизвестной причине, а местами видны узлы из проволоки. Ни понятых, ни каких-то попыток проследить, понаблюдать. Из-за таких ежедневных краж и порчи имущества (попутно крались орудия труда, вязанки дров и другая дачная мелочь) общий урон - на тот момент - составлял порядка 100 000.

Журавлевы покупали и устанавливали даже камеры, но пока камера работает – все тихо, стоит закончиться заряду аккумулятора – и дача пуста. Как Полищук узнает, что камеры работают или не работают. Ведь говорится об этом почти шепотом в доме? А почему во время своих язвительных криков из-за забора он упоминает те факты, которые обсуждались лишь в дачном домике очень тихо? Откуда он может знать десятки таких фактов? Неужели настолько увлекся этой безумной игрой, что прослушивает дом? Абсурдная идея… Но вновь и вновь сказанное шепотом на ухо друг другу днем или ночью, в доме, на даче или в машине оказывается известно этому распустившемуся от безнаказанности Полищуку Н. С. Более 40 фактов – не совпадение и не абсурд. Это уже уверенность.

Интересно проследить и еще одну закономерность. Когда их участие в воровстве было раскрыто Журавлевыми, Полищук начал делать регулярные рейды вокруг участка, о чем свидетельствовали отпечатки обуви, поломанные кустарники, притоптанная трава. Параллельно он стал часто появляться на крыше своего домика с биноклем, часами разглядывая в него участок Журавлевых. Но стоило еще пару раз обратиться в милицию – и на крыше домика Полищука выросла антенна, после появления которой и началась озвучка фактов, услышать которые, даже находясь у стен дома Журавлевых, было нельзя.

Были и случаи, когда удавалось увидеть Полищука или его жену на деле – собирающими урожай на участке Журавлевых. Но показания владельца участка в милиции – не в счет, нужны свидетели. Свидетель – Римма Клементьевна, которая «абсолютно уверена, что супруга и близко не было» у участка Журавлевых. В возбуждении дела отказано. Но дело продолжается на участке. Теперь Полищук Николай Степанович берет в руки отравляющие вещества и камни.

Каждую неделю то с одной стороны участка Журавлевых, то с другой подходит с большими банками с жидкостью или с чашками с порошком и посыпает-поливает растения вблизи забора – прямо в присутствии владельца участка, стоящего спиной к нему. Насколько хватит размаха, настолько закидывает. А через пару дней это растение можно вырывать или выкорчевывать – чернеет в самой сердцевине, жухнет, погибает. В дни, когда Журавлевы отлучаются с дачи, видимо, это же делается и с растениями в центре участка – несколько дней – и можно выкидывать. И никаких доказательств. Милиция видит пожухшую листву, засохшие ветки, а Римма Клементьевна свидетельствует, что Журавлевы эти кустарники на зиму не укрывали. Хотя именно эти кустарники отлично переносят морозные бесснежные зимы и укрывания просто не требуют. К участку Журавлевых, по словам все той же гражданки, муж никогда не подходит. А фото, на котором он стоит у их забора с уже почти погибшим кустом и банкой с неизвестным содержимым, не свидетельство. Дело не возбуждается, экспертиза не назначается.

И вновь Николаю Степановичу можно творить, что вздумается. Теперь он берет ведерко и идет по дорожке вдоль участка Журавлевых «за грибами», только в ведерке – камни, размером с кулак. Милиция ничего не делает – значит, делает он. И эти «камешки» один за другим летят в голову работающей на грядках Журавлевой вместе с насмешками, ругательствами и угрозами убить. На теле остается несколько синяков, которые ничем не отличаются от синяков, полученных при случайных ударах о ветки, углы и т. п.

Снова милиция и… Как думаете, какой результат? Римма Клементьевна «абсолютно уверена, что супруга и близко не было» у участка Журавлевых. А камень в пакете, который, якобы, был запущен в пожилую женщину, и синяки - не доказательство. В возбуждении дела отказано.

И теперь камни летят на участок в каждый приезд Журавлевой на дачу. Последний, состоявшийся неделю назад закончился совсем отчаянно. Когда вечером Журавлева собиралась на электричку, Полищук пригрозил, что забьет Журавлеву камнями, если она выйдет за забор. Та позвонила мужу, который из города прямо с работы «долетел» до участка за час. Была рукопашная, в руках Полищука оказался пистолет, которым тот и не замедлил ударить Журавлева по виску несколько раз, после чего быстро уехал с дачи. Новые заявления – прокуратура, милиция… Утром 13 июня 2012 года приходил все тот же следователь, угрюмо произнес «Опять вы!», задал пару абсурдных вопросов, сел в машину и уехал.

Чего ждать в ответ на эти заявления? Очередное уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела. На другой ответ уже надежды нет. Если же подвести итог всех злодеяний за эти годы, то моральный ущерб оценить уже крайне сложно; физический – сложно даже доказать, не только оценить; материальный же превышает миллион…

Остается надежда на читателей этой статьи, будь то обычные люди, уже сталкивавшиеся в своей жизни с этими безнаказанными преступниками и готовые поделиться какой-то информацией о них, или отзывчивые следователи, способные взяться за это дело и действительно помочь в его прекращении. Будем рады и отклику от специализированных агентств вроде Юрисконсульт, которые могут подсказать, как действовать в этой ситуации.

Сразу скажем, что в данной ситуации советовать дать взятку смысла не имеет, как и говорить о покупке другого участка и уходе с этого с поднятыми руками. Делать записи аудио и видео, фотографировать – не удается даже с хорошим оборудованием. Свидетелей пробовали приводить – караулили с ними пакостников сутками в неудобном положении, но зафиксировать Полищуков в действии не удавалось. И на телевидение обращались – на разные каналы: «Доказательств мало, сюжетец мелкий»…

Что можно сделать, чтобы привлечь пакостливую семейку к порядку? Как воздействовать на органы, чтобы эти многолетние переписки не вели концы в воду?

Статья написана с опорой на заверенные копии заявлений в прокуратуру и милицию, постановлений, фотографий и аудиозаписи общения с пострадавшей стороной.

Достоверно известно, что Полищук был участником какой-то денежной аферы в гаражном кооперативе по ул. Шошина, г. Владивосток, где он какое-то время был председателем, а супруга кассиром. Известно и то, что дело доходило до суда, но они и из него выкрутились, уйдя с кругленькими суммами и чужим имуществом. Возможно, среди читателей статьи найдутся те, кто был жертвой Полищуков в этом или других делах. Будем рады узнать о нем больше…

Советы и информацию присылайте на адрес kosik@pop3.ru с пометкой «Полищуки».

Алёна Косица

Читайте также:

Мы действительно живем в Матрице!
Несколько интересных фактов об экскаваторах
Интернет-магазин – реальный способ заработать
Краби – кусочек тропического рая