Speaking In Tongues
Лавка Языков

T-ough
Press


ДЖЕНЕЗИС ПИ-ОРРИДЖ

Откровения

Пульсирующая история

эмиграции Дженезиса Пи-Орриджа

 

Интервьюер: Элфи Морин

1995 год, опубликовано виртуальным журналом “Секондс” (Великобритания)
1998 год, переведено Александром Минайчевым  
 



“Наша цель - быть во всеоружии, так как наш враг - тоже во всеоружии.”
Данный девиз как нельзя более применим ко всему творчеству Дженезиса Пи-Орриджа. С самых шестидесятых он борется против буржуазии и властных структур, которые делают все возможное, чтобы ущемить индивидуальные свободы. Он начал свой творческий путь в авангардно-индустриально-шумовом коллективе под названием Throbbing Gristle, который впоследствии повлиял на большинство индустриальных групп. Продолжил в Psychic TV, музыка которых сочетала в себе песни дельфинов, причудливый апокалипсический фолк и классический эйсид-хаус. Он сделал немало видеофильмов и художественных выставок. Сотрудничал с Тимоти Лири, группами Pigface, Lab Report и так далее. Недавно вышла в свет его книга “Thee Psychick Bible” (“Душевная Библия”). Для того, чтобы пропагандировать его собственную радикальную идеологию, он использует те же средства, что и властные структуры. Основные темы его исследования - власть, поп-музыка и религия - вещи, которые насильственным образом ограничивают жизнь людей.
 
Влияние Дженезиса было осуществлено сетью родственных духом индивидуумов - The Temple of Psychic Youth (“Храм Душевной Юности”) - организацией, которую он начал проектировать в 1981 году. Изначальной целью было разрастание “Храма” до глобального племени. “Храм Душевной Юности” закончил свое существование в 1991 году из тех соображений, что организация нуждалась в идеологическом омоложении и освобождении от наросших на нее за многие годы догм. Члены организации разделились на две группы: “T.O.P.Y.” (крыло, продолжающее пополнять свои ряды и постепенно перерастающее в “церковь”) и “TOPI” - Дженезис и его племя. Дженезис Пи-Орридж объясняет это следующим образом: “Действия T.O.P.Y. уже не соответствуют тем четырем словам, которые лежат в основе этой аббревиатуры. Появилась необходимость в названии, которое является новым самодостаточным словом, не отягощенным какой-либо расшифровкой. “TOPI” - именно такое название. “TOPI” - это пространство для уникальных индивидуальных позиций.”
Однако, утверждению новой доктрины Пи-Орриджа на английской земле не суждено было происходить в обстановке спокойствия. В очередной раз Дженезис был атакован за его точку зрения. В то время как он работал в Непале добровольцом (готовил еду для тибетских беженцев), в его дом в Англии ворвались полицейские. Уникальные экспонаты и информационные архивы были конфискованы, а фото Пи-Орриджа появилось во многих таблоидах, которые утверждали, что он является лидером сатанинской секты. Хотя никакого официального обвинения в адрес Дженезиса полиция не сделала, он, его жена - Пола и их две маленькие дочери приняли мудрое решение - не возвращаться в Англию. В настоящее время они живут в Калифорнии, где продолжают работать. В частности, они являются членами проекта “The Process” - союзе художников, писателей, видеомейкеров, музыкальных коллективов, философов, квантовых физиков, шоуменов и даже байкеров.
Оуге из группы Skinny Puppy также участвует в этом проекте, поэтому подробную информацию о “The Process” можно найти по адресу: FTP TO [email protected]. Многие музыканты и художники творят лишь для того, чтобы удовлетворить собственное тщеславие, тогда как участники этого проекта стараются посредством своего творчества осуществить более многозначительную задачу - изменить мир. Дженезис один из немногих, кто делал и продолжает делать все, чтобы существенно изменить реальность.
 
- Когда и почему вы переехали из Англии в Калифорнию?
 
Дженезис:
Это случилось зимой 1990-91.
К тому времени я уже был сыт Англией по горло. Но, как ни странно, мы, перед тем как уехать, были действительно в очень затруднительном положении, которое сложилось в результате всех тех замечательных вещей, которыми мы занимались - Рейвы, например. Хотя более интересным для нас делом был магазин анархистской литературы, которым мы владели. Там было очень много информации альтернативного характера. И это вполне могло являться предлогом для окончательного прикрытия нашей деятельности. Полиция была не на шутку обеспокоена, поскольку вся эта информация пользовалась популярностью во многих английских клубных заведениях, принадлежащих ирландцам. Получил распространение миф о том, что все они были связаны с Ирландской Республиканской Армией.
В свое время, когда население стало опасаться конфликтов с ирландским сообществом во избежание обострения политической ситуации, полиция перестала контролировать все эти клубы. Мы же, в свою очередь, нашли в этих клубах нейтральную дипломатическую свободную зону, которая очень хорошо подходила для нашей деятельности. Мы организовывали очень психоделические мероприятия, где все присутствовавшие чувствовали себя в стенах клуба независимыми от своей принадлежности к тому или иному государству, и поэтому были абсолютно раскрепощены. Их спокойствие существенно подкреплялось тем, что большой процент присутствующих состоял из людей, с которыми мы контактировали по почте. Мы рассылали им оповещения. Они, к тому же, рассказывали о готовящемся действе друзьям. И, таким образом, мы собирали по три-четыре тысячи людей. С каждым разом наши мероприятия проходили во все более крупных помещениях, однако, промоутеры и музыкальная пресса либо всячески обсирали нашу деятельность, либо вообще ее игнорировали. Ведущие ди-джеи приезжали к нам и выступали бесплатно.
Кстати говоря, перед отъездом из Англии у меня было тяжелое положение еще и с деньгами. То есть, несмотря на то, что я устраивал крупнейшие по масштабам вечеринки, я не имел с них ничего, поскольку мы старались делать все это бесплатно.
В течение того “последнего” года пирсинг и тату нам всем делал Мистер Себастьян. Он работал в гей-среде, но мы подвигли его на расширение сферы деятельности. А после того как мы уехали, полиция сделала облаву на тату-пирсинг-салон Мистера Себастьяна. Они ворвались туда несмотря на то, что это заведение существовало абсолютно в рамках закона. Он имел лицензию от Лондонского Совета.
Из записной книжки Себастьяна, которую они пролистали, пока исследовали видеокассеты, как они утверждают, с целью обнаружения на них чего-либо запрещенного (что, в принципе, было абсолютно исключено, поэтому Себастьяну были принесены официальные извинения), они выбрали четырнадцать имен наугад. Среди этих имен было и мое. Группой детективов, прозвавшей себя “Команда Гаечного Ключа” (это была их шутка по поводу того, что они как бы призваны вытаскивать болты из человеческого тела) Себастьяну было предъявлено оригинальное обвинение - нанесение тяжких телесных повреждений по четырнадцати пунктам. Разумеется, что никто из них на пирсинг не пожаловался. Сами же детективы и не думали даже брать с них показания, поскольку считали достаточным основанием для доказательства вины Себастьяна в нанесении тяжких телесных повреждений наличие записной книжки, где было написано о том, что четырнадцати человекам был сделан пирсинг.
В Англии нанесение тяжких телесных повреждений считается более тяжким преступлением, чем непредумышленное убийство, и карается семью годами тюрьмы. То есть, они обвинили его в четырнадцати попытках убийства за то, что он на законном основании - с лицензией - делал людям пирсинг, за который они его благодарили.
Затем они исключили из этого списка пирсингованых людей мое имя, что вызвало у нас подозрения. Мы думали: почему же они вычеркнули меня? Логика подсказывала, что они готовят против меня еще более громкое дело, и выжидают более удобного момента для его раскрутки. После этого мы уже были окончательно уверены, что они взяли меня на заметку по целому ряду причин: сотрудничество с Себастьяном, организация Эйсид-Хаусных Рейвов, пропаганда психоделии - все это вряд ли могло остаться без их внимания.
В конце концов, они обвинили всех этих геев, которые, кстати, не были знакомы друг с другом, и были связаны между собой лишь посредством этого садо-мазохистского пирсинга. Им попытались пришить сразу несколько статей. Таким образом, пошла атака на их стиль жизни, как таковой. Дело рассматривалось без присяжных только лишь одним Верховным Судом, который принимает новые законы в Англии, из чего становилось окончательно ясно, что это дело - политическое. Судьями в таких процессах были люди, назначенные правительством. Обычно это были семидесятилетние старики - консерваторы до мозга костей. Как правило, такой суд, выслушав все доказательства, в любом случае признает всех виновными.
 
 
- То есть, они могут засудить любого, кого захотят?
 
Дженезис:
Совершенно верно. Плюс ко всему, они обладали полномочиями запретить любой вид пирсинга. То есть, они были в состоянии запретить любому человеку, как самостоятельно себя пирсинговать (даже если это доставляло ему удовольствие), так и делать пирсинг кому-либо другому. Великобритания была, как всегда, в своем духе.
В результате, был вынесен приговор - семь лет тюрьмы и денежные штрафы. Все это следует рассматривать не иначе, как культурную атаку! Сейчас они конечно не бегают по улицам и не арестовывают каждого, кто имеет пирсинг или тату. На сегодняшний момент в Британии пирсинг-салоны распространены как никогда. Но теоретически каждый из них в любое время может подвергнуться аресту и тюремному заключению. Я уверен, что в Англии сейчас могут запретить даже онанизм...
Таким образом, были все предпосылки для того, чтобы мы не возвращаться в Англию. Теперь вы знаете, почему мы были сыты всем этим по горло.
 
- А что это была за история, когда они чуть не отобрали у вас ваших детей?
 
Дженезис:
Действительно, такая история имела место. Это было как раз в духе политического и социального климата того времени.
Мистер Себастьян до сих пор делает тату и пирсинг. В это сложно поверить, но после всей этой истории ему сказали, что он может заниматься своей деятельностью и иметь лицензию. Может показаться, что история закончилась в его пользу! Тем не менее, они так и не отдали ему конфискованные фотоальбомы. Они забрали у него большой архив его фоторабот, которые были смыслом его жизни. И, конечно же, всю оставшуюся жизнь он будет жить в страхе.
Совершенно очевидно, что вся эта кампания была направлена против геев. Сообщество геев, собственно, рассмотрело всю эту историю именно таким образом и сделало заявление: “Это не что иное, как атака на геев, которую делают правые правительственные круги”. Находятся все новые, и новые причины для того, чтобы их преследовать и унижать. Когда же все эти круги, преследующие вообще всех свободомыслящих людей (в том числе и гетеросексуалов), наконец, поступят честно и скажут: “Нет, мы ненавидим не только геев! Мы ненавидим всех, кто хоть в какой-то степени отличается от большинства!”.
В течение следующих двенадцати месяцев после того, как мое имя было вычеркнуто из того самого списка обвиняемых, все было относительно спокойно: в это время та же группа детективов занималась исследованием моей деятельности. То есть, мы представляли собой следующую мишень. Мы занимались борьбой с апартеидом, также боролись за права геев, права животных, пропагандировали Рейв-движение - все эти вещи являлись для них существенными негативными факторами. Кроме того, функционировал “Храм Душевной Юности” - тайная оккультная община, объединявшая в себе весь спектр вещей, которые не нравились властям, так как развивали сексуальную, духовную и племенную культуру. Проще говоря, начиная с 60-х, я включался во все движения, которые они презирали. Таким образом, мы были просто вынуждены уехать.
Перед тем, как все это началось, мы много раз ездили в монастырь тибетского буддизма в Шотландии под названием “Самай Линг”, руководимый Ламой Еши, с которым мы дружили. Я советовался с ним - не уехать ли мне на Дальний Восток? Ведь, в свое время, мы были в Таиланде и чувствовали себя там в своей тарелке: покой успешно сочетался со поглощением ценнейшей информации. Мы решили, что это очень хорошая идея, и Еши сказал: “Здорово, но почему бы вам не поехать еще и в Непал, в Гималаи. Там вы можете посетить наши монастыри. Там организована зимняя бесплатная кухня для нуждающихся, и там пригодится ваша помощь. Я думаю, что вы получите удовольствие и наберетесь опыта.” Мы решили так и сделать. Нас привлекла перспектива того, что мы едем не просто для себя, а помогать нуждающимся.
Мы собрали огромный дорожный мешок и огромную корзину детской одежды. С нашей кредитной карточки мы сняли все деньги, добавили к ним гонорарные накопления, заперли дом и отправились на Дальний Восток. Сначала мы приехали в Тайланд, затем немного поработали в компании “Panasonic” в Токио. Заработали там именно столько денег, сколько нам требовалось для нормальной жизни, а потом поехали в Непал. Там мы начали помогать.
Каждое утро мы вставали и шли работать на кухню, услугами которой пользовались от трехсот до восьмисот тибетских беженцев, прокаженные и дети-сироты. Мы действительно набирались опыта. Я был уверен, что то, чем мы занимались, не являлось полноценной опекой для всех этих людей, но когда я увидел первую улыбку, вызванную пищей, которую мы готовили, я почувствовал, что не зря туда приехал. Это был лучший опыт, который только мог быть. По сиротам мы распределили одежду, которую привезли. Мы почувствовали себя также, как чувствовали себя в Psychic TV, поскольку и в той, и в другой ситуации что-то давали людям.
Вскоре мы посетили монастыри и множество таинственных мест. Это было удивительное время. Везде, где мы путешествовали, на наш внешний вид - тату, пирсинг, золотые зубы, мои крашенные волосы - местное население реагировало одной фразой: “Нага Баба”, что примерно означает - “святые люди”. Все остальные святые люди, которые нам встречались, благословляли нас. Это было невероятно интересно - гулять и неожиданно оказываться в качестве объекта поклонения для набожного человека. Каждый, кого мы повстречали, считал наши украшения божественными.
 
- Какие произведения искусства, созданные вами, были впоследствии использованы против вас в качестве свидетельств вашей “сатанинской” деятельности?
 
Дженезис:
Мы до сих пор не знаем всех подробностей.
Эти события начались в субботу. Уже в воскресенье газета “The Observer” опубликовала статью, в которой говорилось следующее:
“Раскрыта преступная тоталитарная секта Сатанистов, устраивающая ритуальные убийства”. В качестве иллюстрации к этой статье был использован наш логотип - крест Psychic TV с черепом. Так же говорилось о том, что “полиция и другие органы окончательно доказали ритуальные убийства, насильственные аборты, изнасилования и человеческие жертвоприношения. Именно эти ритуалы, трактующиеся в христианской мифологии, как сатанинские, происходили на самом деле. Лидером секты, которая делала все эти вещи, является Дженезис Пи-Орридж. Таким образом, мы имеем действительное доказательство того, что сатанизм существует на планете!” Уже в понедельник, все таблоидные отбросы прессы вышли с рассказами об этом. Они явно хорошо подготовились: статьи выходили с моими портретами, под которыми было написано: “Этот человек - самый ужасный человек в Британии”, и все в таком духе. Во вторник на Четвертом канале Британского телевидения вышел документальный фильм об этом.
 
- Этот документальный фильм был о вас или о Сатанизме?
 
Дженезис:
И обо мне, и о Сатанизме.
Они перемонтировали на свой лад наши видеоматериалы и наложили на все это голос диктора. Суть заключалась в том, что показывались две женщины (якобы, бывшие члены нашего “секты”), которым делаются насильственные аборты, а затем они съедают собственных младенцев. Их лица были “затуманены” специальными телевизионными средствами, а голоса изменены, чтобы “защитить их”. Затем они делились воспоминаниями о том, что происходило в “секте”. Они говорили, что все эти вещи происходили в подвале нашего дома. Когда показывали этот фильм, мы находились в Катманду и готовили еду для беженцев!
Кстати, в тот день ни одно средство массовой информации не упомянуло о том, чем мы на самом деле занимались. Сейчас, к счастью для нас, общественность об этом знает, поскольку один журналист из “Daily Mirror” сказал об этом во время разговора о другом - тайном лидере “сатанинской секты”, которым они считали кинорежиссера Дерека Джармена, потому как все в том же видеоматериале сжигался его портрет. Масла в огонь подлил и тот факт, что Джармен - гей. Журналисты поехали к нему домой.
В то время Дерек уже был болен СПИДом и умирал, а они в два часа ночи ломились к нему в дверь и требовали интервью с “лидером сатанинской секты”. Дерек был очень смелым и удивительным человеком. Я дружил с ним где-то с года 68-го или 69-го. Мы все ему очень обязаны за то, что он вышел тогда к журналистам и сказал:
“Почему вы руководствуетесь только той информацией, которую вам дали, и не делаете собственного правдивого расследования? Как вы могли купиться на такую чушь? Неужели вы не видите, что все это сфабриковано? Эти фрагменты, показанные по Четвертому каналу, были взяты из видео, сделанного 11 лет назад. Это видео на самом деле является авторским фильмом Дженезиса Пи-Орриджа, посвященным творчеству Уильяма Берроуза, Брайана Гайсина и его собственным видеоэкспериментам. Потом какая-то телекомпания попросила у него этот фильм, якобы, для телевизионного социологического исследования, цель которого была в том, чтобы выяснить - как люди относятся ко всем этим вещам, которые они видят на экране, и которые на самом деле были инсценированы. А уже потом власти при помощи видеомонтажа и этих кадров начали одурачивать людей. Неужели вы думаете, что мы действительно проделывали все эти вещи?” - сказал он, а потом добавил: “Я бы даже стал политической фигурой ради того, чтобы обнародовать то, как политические деятели могут прибегать к каким угодно методам для укрепления своей диктатуры над обществом. То, что сейчас происходит - это очередная такая попытка.”
У меня до сих пор вызывают дрожь вопросы о моих детях, и это, конечно же, связано со всей этой историей про “сатанинские ритуалы”, продолжавшейся два-три года, после которой я пришел к выводу, что любой может анонимно позвонить по телефону доверия полиции или Службы социальной защиты и сказать: “Мне кажется, что Джордж Петрос - сатанист”. После этого они отберут у Джорджа Петроса детей на два года под свое попечение, руководствуясь только лишь анонимным звонком. То есть, если бы мы были там с детьми, их бы автоматически у нас отобрали, исходя из всей этой “сатанинской” истории. Это чудовищно!
Мы, конечно, были очень рады, что оказались на тот момент в Непале. Мы ведь просто поехали посмотреть на Тибет. А когда все это случилось, мы сказали: “Вот это совпадение! Теперь мы эмигранты! Мы беженцы! Все то время, которое мы провели здесь, мы помогали беженцам, а теперь мы тоже беженцы.”
В Непале нас бесплатно устроили в гостиницу, кормили... Вообщем, очень хорошо заботились о нас. Но что было бы, если бы мы остались в Англии?
За пять недель до конца всей этой истории, правительство попросило одного университетского профессора сделать доклад по “сатанинской проблеме”. Окончательный вывод этой женщины был следующим: сатанизм и его ритуалы - абсолютный миф, распространенный христианскими реакционерами в качестве психологического оружия для борьбы с противниками христианства. Сатанизм не существует, и никогда не существовал. Наконец-то, было доказано, что все обвинения против нас - сфабрикованы. Нас обвинили в том, чего нет, и быть не может.
Постепенно журналисты начали проверять все улики и нашли тех самых двух женщин - “очевидцев событий”, которые в свое время “испарились”. Выяснилось, что группа христиан-евангелистов, финансируемая евангелистами из США, решила применить в Англии ту же тактику нагнетания социальной обстановки, которая распространена в Америке. В Штатах им дали под это дело много денег. Оказалось, что той самой телекомпании, попросившей мой фильм, никогда не существовало. Это были евангелисты. Человек, который, предоставил это видео Четвертому каналу, тоже состоял в их секте. Он также соврал журналистам, что представляет интересы некоей телекомпании. И в этом случае также оказалось, что такой телекомпании не существовало.
 
- То есть эти женщины не состояли в вашей религиозной организации?
 
Дженезис:
Они не только не знали, что такое “TOPI”, но даже не знали моего имени. Они назвали кого-то другого. Когда их попросили назвать имя лидера, они сказали: “Его называли Апостолом Сатаны, или что-то вроде этого.” На самом деле, это были просто две несчастные женщины, у которых было очень плохо с деньгами, поэтому они позволили использовать себя в этой истории. Это не их вина. Если бы они не сделали этого, то вместо них пригласили бы наемных актеров.
Сейчас настоящие преступники продолжают оставаться безнаказанными. У них очень много денег и связей во властных структурах. На сегодняшний день мы не можем с ними судиться, поскольку у нас нет на это денег и нет связей “наверху”. Мы потеряли наш дом в Англии, стоивший $200.000. Мы потеряли нашу машину... Мы потеряли все наше состояние. Совсем недавно я получил извещение о том, что должен английскому банку $43.000, хотя сейчас мой заработок составляет меньше тысячи долларов! Таким образом, то, что случилось с нами, является тщательно спланированной операцией по разрушению нашей социальной и политической базы.
Вскоре, после того, как мы приехали в США, я вышел на контакт со своим другом, который вращается в руководящих кругах разведки, и он рассказал мне, что всей этой операцией дирижировал “MIC” ( британский аналог ЦРУ), и, что все это - от начала и до конца - было сделано из политических соображений. То есть, они делали все это не из-за личной неприязни ко мне, а потому, что моя деятельность ослабляла правительственный контроль над обществом.
 
- Это, по-видимому, связано с тем, что под вашим руководством функционировал “T.O.P.Y.”, точное количество членов которого они не знали, и полагали, что если уж они чего-то не знают, то это действительно представляет собой опасность?
 
Дженезис:
Разумеется.
Я пытаюсь подорвать их государственную систему с 65-го года. И они поняли, что я никогда не остановлюсь. Совершенно очевидно, что все это они делают умышленно. Я у них был включен в повестку дня. Мне известно, что в их картотеке на меня имеется объемный файл, поскольку еще в 60-е я выпускал подпольные газеты. Я играл в уличном театре “Гей Либ”, стоял у истоков организаций, борющихся за права заключенных. Я неизбежно оказывался в местах, концентрирующих в себе оппозиционность большей части общества! Это была единственно возможная для меня среда существования!
Сейчас у них в руках находятся две тонны нашего архива: все фотографии и много чего еще. И это спустя два года, после того, как общественность узнала о нашей невиновности. Полиция сделала по телевидению заявление о том, что они считают все эти обвинения в сатанизме несостоятельными, но обязаны проверить весь наш архив на случай, если против нас кто-нибудь опять выдвинет обвинения. Тимоти Лири полагает, что вообще все события, произошедшие со мной, были организованы только для того, чтобы заполучить этот архив. Им абсолютно наплевать на то, что правда о нашей невиновности стала достоянием общественности. Они придумали очень простую отмазку: “О, мы сожалеем о случившемся. Мы совершили ошибку. Но мы обязаны все это тщательным образом проверить на тот случай, если вас опять в чем-нибудь обвинят”.
 
- То есть, теперь они, наконец, имеют ту информацию, которой раньше у них не было? (Я имею в виду количество членов “T.O.P.Y.”.).
 
Дженезис:
Совершенно верно.
Они заполучили огромный архив ценнейших вещей, которые собирались и исследовались многими людьми. Я уверен, что это был сговор, как государственных, так и частных структур - органов социального контроля и средств массовой информации. Очевидно, мой архив представлял для них не малый интерес. Чего же ожидать от них в следующий раз?
Тимоти Лири хорошо знает , чего они хотят, поскольку, в свое время сам тоже подвергся их атаке. Его архив тогда тоже был конфискован. То есть, архив является главным объектом их интереса.
Тогда им не удалось заполучить все, потому как часть архива Тимоти Лири спрятали его друзья. Но они постоянно допрашивали его: “Где остальная часть архива?”. Теперь уже совершенно ясно, что все, чего бы они не делали, они делают прежде всего для того, чтобы добыть как можно больше информации о том, или ином популярном оппозиционере.
Когда вся эта история подошла к концу, мы пришли к нашим тибетским друзьям и спросили: “Что нам делать дальше?”. И тот из них, кто был чуть менее авторитетным, чем сам Далай Лама, нам ответил: “Отправляйтесь в Калифорнию”. Поскольку в языке хинди, на котором нам ответил гуру, не было слова “Калифорния”, он посоветовал нам ехать просто в Америку. Мы послушались совета, и наши друзья выслали нам из США авиабилеты. Самостоятельно приобрести билеты мы не могли, так как израсходовали свои последние деньги на поддержку бесплатной кухни для нуждающихся.
Когда мы прилетели в Калифорнию, Майкл Хоровитс и его подруга Синди поселили нас в своем доме. Майкл - это как раз тот самый человек, который прятал у себя в сейфе оставшуюся часть архива Тимоти Лири. Очень забавное совпадение! В связи с этим, он прекрасно понимал положение вещей и предложил нам пожить у него, пока мы не освоимся и не найдем какую-нибудь работу. Затем мы встретились с Тимоти Лири, который сказал: “Я был бы очень рад, если бы вы пожили у меня”.
Наконец-то вся эта история кончилась, и кончилась хорошо. Перспективы того, что мы будем вынуждены вернуться в Англию, больше не было, и те ужасные события, которые там произошли, нас больше не пугали. Все это случилось благодаря тому, что мы приехали в Калифорнию!
 
- Чем вы занимались после того, как приехали в Америку?
 
Дженезис:
Мы обосновались в Бэй Эри, и одним из первых наших занятий было видео- и аудиооформление лекций Тимоти Лири. К этому можно добавить то, что я еще и просто ассистировал Лири: ходил между рядами слушающих и отвечал на вопросы, которые они задавали. Тимоти очень помогло нам на стартовом этапе. Мы до сих пор видимся с ним.
Вскоре мы повстречались с Рейв-общиной. Когда они узнали, что мы находимся в Калифорнии, то приехали нас увидеть. Они даже предложили мне работу. Вообщем, очень благоприятные люди.
В последние годы эта андерграундная среда весьма существенно помогала нам в нашей деятельности! Мы занимались Рейвами и сплочали вокруг себя очень много компьютерщиков. Кто-то из них дал мне компьютер с модемом, и я тоже начал исследовать киберпространство. Что же касается музыкальной деятельности, то меня, в свое время, пригласили участвовать в проекте Pigface. Через Pigface я познакомился с Оуге из Skinny Puppy и другими музыкантами. То есть, в музыкальную структуру я тоже влился без проблем.
- А вы принимали участие в записи какого-либо альбома Pigface?
 
Дженезис:
Да, я участвовал в записи концертного альбома “The Truth Without” (“Истины нет”). Кроме того, мы вместе организовали новую студию под названием “Notes From Thee Underground” (“Послания из Андерграунда”), на которой я записал две вещи с Оуге и одну самостоятельно. Я счастлив от сотрудничества с Оуге. Мы стали друзьями.
Когда Skinny Puppy подписали контракт с American Records, Оуге попросил меня поучаствовать в создании глобального компьютерного проекта, суть которого состоит в симбиозе компьютерных возможностей с уже известными средствами культурной пропаганды. Появилась возможность перемещаться и контактировать между собой с фантастической скоростью. Теперь мы можем иметь дело с любой сферой человеческого существования - моральной, политической, социологической. Разве возможность объединения всех этих многочисленных сфер деятельности не является уже сама по себе общим глобальным разумом?
 
- А вам не кажется, что если музыка будет столь тесно связана с новейшими технологиями, она и сама станет слишком технологичной и станет слишком неодушевленной?
 
Дженезис:
Очень интересный вопрос. Возможно, что так и произойдет, но мне кажется, что люди со временем вернутся к этой одушевленности посредством начала поиска компьютерной души - цифровой души. Я только начинаю задумываться над этим. Окончательной позиции по этому поводу у меня нет, но я определенно хочу работать со Skinny Puppy и Media Chaos. Другие люди тоже должны серьезно задуматься над этой проблемой.
Однако я уверен, что главный вопрос мы уже решили - я уверен, что, чтобы там потом ни случилось, на данный момент в своей деятельности следует использовать все, что связано с киберпространством и новейшими технологиями. Одно из многих преимуществ современных технологий состоит в том, что каждый звук на сделанной в свое время музыкальной работе может использоваться и в последующих работах, и, причем, необязательно этого же автора. Люди во всем мире собирают целые аудиобанки звуков, и сейчас они уже в избытке. Каждый имеет доступ к таким банкам и может делать с ними все, что угодно. Их можно как угодно изменять. Таким образом, мы живем в очень удивительное время - время рассеивания реальности на атомы. В результате получается, что вообще нет ничего реального. Это похоже на буддистское учение, утверждающее, что абсолютно все - иллюзорно. Любой звук можно изменить так, что получится вообще ранее не существовавший звук, и так до бесконечности.
Я уверен, что любой из нас не сможет объяснить истинное значение всех этих средств. Большинство вообще считает, что эти средства являются лишь вспомогательным инструментом для познания реальности. Я же считаю, что все это несет в себе куда более существенные перемены. На мой взгляд, все это приведет к мутации человеческой психологии, причем коренным образом. У нас появилась возможность путешествовать куда и как нам угодно - в истории, во времени, в пространстве. Это действительно так. Мы будем создавать все больше и больше вещей, поскольку будем иметь все больше и больше информации из баз данных и интернет-страничек.
 
- А вам не кажется, что вы слишком сильно увлеклись компьютерами?
 
Дженезис:
Это действительно очень свежо и актуально. А я всегда стремился ко всему свежему, и докапывался до его сути. Кроме того, очень важно стремиться к тому, чтобы всегда опережать врагов на шаг вперед. Только так можно сохранить свою индивидуальную свободу. А индивидуальная свобода для меня имеет очень большое значение. Именно люди искусства посредством своей индивидуальной свободы образуют общий творческий разум, способный противостоять тоталитаризму. До сих пор, к сожалению, мы слабее наших врагов, поскольку они все еще нас контролируют. Я, как и каждый из нас, подобно подпольному алхимику, ищу те феноменальные явления, которые помогли бы всем нам выиграть эту битву с властью. Какие-то сдвиги уже есть, но алхимический андерграунд должен продолжаться. Кстати говоря, именно благодаря такой перманентной борьбе продолжается человеческое развитие.
Но я действительно не знаю наверняка, что представляет из себя предмет нашего разговора . Я не думаю, что создатели этих технологий сделали их именно для того, о чем я говорил. Но вполне возможно, что мы были рождены именно для того, чтобы посредством этих технологий построить новую структуру - структуру необъятного разума. Может быть Интернет - это и есть тот конечный проект человечества, который, как раз, и постепенно превратится в этот самостоятельный разум. Может быть это именно то, к чему мы так долго шли через страдания, человеческие жертвы, войны, теории и культурные связи, чтобы пожертвовать ради него каждым своим “эго”. То есть, мы, возможно, были запрограммированы, как муравьи, и делали наш муравейник. Вполне возможно!
- Но разве люди не могут непосредственно контактировать друг с другом - без использования каких-либо технологий? Неужели для этого им необходимо киберпространство?
 
Дженезис:
Мне кажется, что нельзя однозначно рассматривать эту ситуацию.
Я тут взялся за написание рассказа, который как раз об этом. Его события происходят в то время, когда каждый человек стал похожим на муравья. В каждом доме есть компьютерные терминалы. Окончательно утвердилась система глобальной коммуникации и наблюдения друг за другом, в которой задействованы абсолютно все люди. По сложившейся традиции, каждый из них должен был в свое время сделать операцию по удалению голосовых связок, поскольку их стали считать рудиментами в связи с тем, что люди начали общаться только через киберпространство. Неумение говорить стало отличительной чертой общественного большинства, состоящего из людей миддл-класса, располагавшими достаточными средствами для нормального существования. Шрамы на их шеях подтверждали, что они абсолютно немые. Однако, невероятно богатые и могущественные люди, конечно же, продолжали говорить устно. Они использовали это на бытовом уровне, а также потому, что устная речь - единственный способ избежать системы наблюдения друг за другом. Совершенно очевидно, что такая ситуация неизбежно приведет к образованию некоего партизанского движения, на шеях членов которого будут поддельные шрамы, которое посредством устной речи будет подпольно бороться против устоявшейся системы.
Не смотря на то, что это всего лишь научно-фантастическое предположение, такое вполне может случиться на самом деле. Может вообще так случиться, что далеко не все люди будут располагать компьютерами. Не только бедные, но и люди, лишенные гражданских прав. А, поскольку эти категории людей не будут иметь возможности подключения к глобальной коммуникативной системе, человечество разделиться на два противоборствующих лагеря.
Художники, мыслители и революционеры часто задумывались над тем, как изменить реальность без негативных последствий. Но ясно одно: мы просто обязаны предпринимать такие попытки каким угодно способом - от пропаганды в искусстве до радикального анархизма. Печально, но, как правило, такие попытки заканчиваются поражением в борьбе с властью, поскольку власть обладает существенным силовым преимуществом. Так было всегда. Примеров обратного я не знаю. Но мы должны непрерывно работать - просто пропагандировать и непосредственно бороться - для того, чтобы покончить с существующей системой, не зависимо от того, какую форму примет новая система.
 
- А, как вы думаете, подключится ли к этому процессу такое художественное течение, как “Примитив”, которое занимается художественным видоизменением человеческого тела (боди-артом)?
 
Дженезис:
Я думаю, что боди-арт - это не просто эпатаж. Его смысл гораздо глубже. Он тоже является звеном этого инстинктивного стремления к изменению реальности. Я всегда понимал процесс различных манипуляций с человеческой кожей не только как познание своего тела, но и как самопознание в целом (в том числе и исследование своего сознания). Поверхность наших тел является границей между нашими индивидуальными и прочими средствами коммуникации. Вот поэтому ей и следует уделять такое большое внимание.
Перед нами стоит очень серьезный вопрос: на чем мы должны больше акцентировать свое существование - на разуме или на теле? Или мы вообще должны существовать вне этих категорий? И наша кожа, точнее - различные манипуляции с кожей, является как раз тем основополагающим аспектом рассуждений на тему: “Где я? И насколько реально все то, что со мной происходит? Реально ли то, что я вижу по телевизору, в других средствах массовой информации, в киберпространстве? Или, может быть, я - всего лишь молекула всего этого хаотичного и аморального общества и все мои чувства и действия контролируются некоей властной структурой?”.
Но я уверен, что, посредством манипуляций со своей кожей, я иду по правильному пути. Уверен я и в том, что таким образом я именно живу, а не просто существую? Однако, необходимо, чтобы все почувствовали себя живыми. Люди должны понять, что это в порядке вещей. Так было в глубокой древности, но потом эта общественная норма исчезла. И то, что эти древние традиции начали возрождаться, является величайшим прорывом, скачком к грандиозной переоценке человеческих ценностей в пользу духовности!
 
- А каким звеном во всем этом является эротический аспект?
 
Дженезис:
Это все-таки разные вещи. Эротический аспект в большей степени надуман. Его используют в качестве аргумента для запрещения на законодательном уровне манипуляций со кожей. То есть, то, что эти манипуляции имеют важное духовное значение, власти не признают, списывая все это на сексуальную почву. Общественность осуждает пирсинг и тату только потому, что не знает их истинное значение. Многие люди делают себе пирсинг и тату только потому, что это сейчас модно. Но лишь не многие делают это из соображения духовной значимости боди-арта. К такому утверждению многие отнесутся скептически, не поверив, что кто-то делает пирсинг и тату не по причине их модности. Однако, это действительно имеет место.
 
- Но почему же всегда находится группа людей, отличающаяся от большинства?
 
Дженезис:
А почему в 60-е годы некоторые люди стали употреблять кислоту, а некоторые - нет?
Я думаю, что просто так сложилось в обществе: всегда образовывается определенная группа людей, которая более подготовлена к исследованию всех новшеств, которые впоследствии можно будет использовать в качестве факторов стимулирования общественной градации. Сексуальное раскрепощение, кстати, тоже является таким фактором. Только при помощи таких групп человечество добьется того, чтобы наступило время культурного рассвета и гармонии этой культуры с разумом и человеческим телом. Ни какой другой вопрос не занимает меня так, как традиция преследования властями различных форм сексуальной магии. Христианская Церковь сделала все возможное, чтобы уничтожить эти традиции. Но им этого так и не удалось сделать. Я думаю, что не смотря, например, на те чудовищные времена, когда в Америке церковью и политическими деятелями убивались женщины и дети только лишь ради того, чтобы искоренить коренные языческие религии Запада, все эти традиции до сих пор скрываются в сознании людей, принадлежащих к современному американскому обществу.
 
- А, кстати, какое место в вашем творчестве занимают наркотики?
 
Дженезис:
Хорошо...
Я считаю, что психоделические средства за последние пятьдесят лет приобрели действительно очень важное значение, поскольку дают людям возможность посмотреть на мир глазами шамана. В принципе, вообще все то, что хоть как-то подрывает тоталитарную государственную систему, я всячески приветствую. Ведь я - убежденный анархист!