Почта | Главное | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента RSS

Алямбра Тринадцатая или приключения Лампы

Здравствуйте, я – лампа Alhambra. Я из Валенсии – цветущего испанского города, который вы, вероятней всего, знаете по нашей футбольной команде. Возможно, лампы не должны разговаривать, но мы, лампы Creval, говорим сами за себя – своими изысканными линиями, классическими формами и теплым светом.

Мне очень нравится мое имя – в нем звучит слово «alambra» - слово, практическое вышедшее из употребления в Испании и обозначающее предмет из меди, бронзы или латуни. Собственно, нас в коллекции несколько: 14 ламп-сестер – тут есть и люстры, и настольные лампы, и один брат - напольный светильник. Всех нас объединяет строгая форма плафона - и изящные формы литых деталей. Мой номер - 13, он может показаться вам несчастливым, но, поверьте, судьба у меня очень удачная и, можно сказать, удивительная.

Завод нашей компании располагается недалеко от центра Валенсии, старинного испанского города на берегу Средиземного моря. Мой родной дом огромен! Это современные помещения на площади около 13 тысяч квадратных метров, наполненные новейшим технологическим оборудованием. Однако почти все процессы производства происходят вручную – под строгим контролем начальства. Так как Riperlamp это, прежде всего, качество!

Впрочем, надо бы вам сначала рассказать небольшую предысторию нашей компании. В одном городе – да, да, все в той же Валенсии - существовали две фирмы, занимающиеся производством светильников и ламп. Они появились почти одновременно: Riperlamp - в 1985, а Creval – в 1981. И вот в 2008 году, в солидной «возрасте» для компаний – 23-х и 27-ми лет компании решил объединиться под маркой Riperlamp grupo. Их четвертьвековой опыт в производстве ламп сложился, и они стали работать с еще большей отдачей. Основным мотивом их работы стало стремление к совершенству. Совершенству классических ламп.

Итак, я появилась на свет в отделении Creval. Производство лампы – процесс сложный, в нем принимают участие несколько человек. Все началось с нашего дизайнера Камилы – начальство дало ей задание разработать новую линию светильников – и она с двумя стажерами, студентками факультета дизайна, принялась за работу. Сначала на листах ватмана были сделаны наброски, потом несколько недель они провисели в дизайнерско-конструкторском бюро Creval, и каждый мог вносить какие-то правки и комментарии. Потом Камила, учтя эти замечания, внесла эскиз в компьютер и отправила своему начальнику – главному дизайнеру предприятия. Серхио задумка понравилась – она полностью отвечала настроению бренда, его атмосфере – это были светильники классические, но в них была изюминка, королевский размах. «Да, такие люстры могут стать настоящей жемчужиной интерьера», – подумал Серхио – и послал эскизы в технический отдел, где должны были продумать все тонкости производства – какой толщины должен быть плафон, где ножку можно сделать максимально тонкой для придания изящества, а где ее необходимо укрепить, чтобы светильники служили долго. Там же изготовили и первую экспериментальную лампу Alhabmra, которая сразу всем пришлась по душе. Светильники этой линии решили делать в двух вариантах – в одном из них плафон делался из натурального стекла с патинированием, чтобы придать лампе вид старинной. Второй вариант – алебастровое стекло, которое делают сплавлением при невысокой температуре смеси стеклянной массы с кремнеземом. «Алебастр» также «состарили». В качестве основного материала была выбрана латунь – фирменный сплав на основе меди, который держится в компании в секрете. Полностью его знает лишь владелец компании, а также главный технолог предприятия. Наконец, лампа была полностью утверждена и отправлена «в производство» - в плавильном отделе вручную наши специалисты отлили для меня «ножку» - изящную и неповторимую. Потом ее обточили на станках - каждую деталь в отдельности - чтобы убрать крупные неровности. Потом запустили ее в шлифовальный агрегат с крупным абразивом. В механическом отделе в моих деталях проделали необходимые для проводов и креплений отверстия. Потом детали «искупали» в кислотах, чтобы удалить дефекты с поверхности. Вручную провели финальную шлифовку вначале тонкими абразивами, потом шлифовальным аппаратом. В отделе декорирования некоторые детали покрыли специальными составами и лаком – чтобы сплав выглядел красивей и был надолго защищен от повреждений. Потом специалисты провели контрольную сборку, чтобы проверить, правильно ли я функционирую. Когда меня включили в розетку, я вся засветилась от радости – рождение произошло! О, сколько у меня прекрасных родителей – и каждый сделал свою работу профессионально и точно. Теперь меня разобрали на части и отправили в отдел упаковки, там нежные руки еще одного стажера - студентки Лусии – упаковали каждую мою деталь в специальную бумагу, положили в маленькую коробочку, потом маленькую коробочку в большую коробку. И вот я – в большой коробке с логотипом нашей компании – Riperlamp Creval Alhambra Тринадцатая - появилась на рынке.

Дальше моя карьера развивалась стремительно: я чувствовала в своем картонном доме, как меня переносят с места на место, переставляют, перевозят большими грузовиками и поездами. Я вдыхала запах железной дороги и слышала шум машин. Наконец, я прибыла на место. Здесь пахло морем, цветами, и еще чем-то утонченным, я не даже не разобрала чем. Оказалось, что судьба привела меня в очень далекое от Испании место. Однако этот город чем-то напоминал мне мою родину – Валенсию. Я стала почетным членом весьма изысканного общества – итальянской мебели и аксессуаров для дома в салоне Ego в далеком-далеком русском Владивостоке. Кажется, никто из нашей семьи пока не забирался так далеко. Мои родители могут по праву гордится мной – скоро я стану украшением чьего-то роскошного интерьера.

Наталия Владимирова

Читайте также:

Мы живем в Матрице!
Заработок онлайн
iPhone 4 защищается с помощью чехла-электрошокера, а iPhone 5 обзаводится четырехъядерным процессором
Рекордное снижение акций Apple! Смогут ли они восстановиться в цене?