Почта | Главное | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента RSS

Сергей Бодров. Идем на Восток.

Сергей Владимирович Бодров, 62 года, режиссер («Кавказский пленник», «Давай сделаем это по-быстрому», «Медвежий поцелуй»), сценарист («Любимая женщина механика Гаврилова»), актер («Белый король, красная королева», «Восток-Запад»), обладатель всевозможных премий, в том числе номинант на «Оскар» за фильм «Кавказский пленник».

Сергей Владимирович – коренной дальневосточник, но последние 18 лет он живет и работает в Лос-Анджелесе. На кинофестивале Бодров представил свой новый фильм «Монгол» о детстве и юношестве Чингисхана, о его великой любви к своей первой жене. Интерес Сергея Владимировича к Востоку очевиден – это не первый фильм, в котором он обращается к этой теме.

- Как Вы думаете - проблема взаимоотношений Востока и Запада – это в большей степени конфликт религий?

- Нет, я не думаю так…Я думаю, что просто Западу – я не хочу говорить про весь Запад – но западу России точно – надо было давно уже повернуться к Востоку. Мы лезем на Запад, который мы не знаем. Нас там не понимают, и мы тоже Запад не понимаем. Мы азиатская страна, у нас тут корни. У нас большая территория, и люди на ней хорошие живут. Нам уже давно надо учится не у Запада, а у Востока – терпению, мудрости…

- А что касается отечественного кино – в какую сторону мы сейчас двигаемся? Появился ли у нас уже свой собственный путь?

- Думаю, у нас еще пока ничего не появилась

- А как вы оцениваете общую ситуацию? Можно ли сказать, что сейчас идет возрождение российского кино?

- Да, сейчас, действительно, стало легче работать. И я очень надеюсь на молодых режиссеров, которые сейчас появляются, работают отлично. И кстати, сейчас, некоторые молодые режиссеры с Востока – тот же Тимур Бекмамбетов, казах. Так что, все впереди.

- Что Вас связывает с Приморьем?

- Это моя Родина, родная земля. Я родился в Хабаровске, а вырос в приморье, здесь прошло лучшее время моей жизни.

- Как часто здесь бываете?

- Редко, теперь буду бывать чаще.

- Насколько изменился город с Вашего последнего визита?

- Это было давно, очень давно. И, конечно, он изменился – и только в лучшую сторону.

- Это правда, что, работая над фильмом, Вы обращались к шаману за помощью?

- Да, правда. Я работал с художником из Бурятии, известным скульптором, Даши Намдаковым, бурятом. Он чувствует себя настоящим монголом, буряты ведь очень близки к монголам. Он сам буддист, причем серьезный, вырос в семье буддистской, к шаманизму тоже имеет отношение. Он мне сказал: «Сергей Владимирович, перед тем, как снимать эту картину, обратитесь к главному шаману Монголии». Мы это сделали, и я считаю, что мы очень правильно поступили. Вообще, когда ты берешься за такой предмет, ты должен уважать и знать культуру и вести себя подобающе. Интересно, что нам после этого шаман сказал, что многие хотели сделать картину про Чингисхана – китайцы, японцы, французы, но только мы первые пришли и правильно сделали. Некоторые сцены мы снимали в бывшей империи Чингисхана, маньчжурской империи – это во внутренней Монголии, рядом с севером Китаем. Так там до сих пор встречаются монгольские могилы, на которых стоят круглые камни-оболы. На такие камни все монголы приходят с подношениями, это очень важные для монголов места. И мы старались соблюдать обычаи, не потревожить эти места.

- А как отнеслись монгольские историки к этому фильму?

- Конечно, они были возмущены. Они ведь очень серьезные люди. У них идут серьезные разговоры о том, чтобы перенести столицу Монголии из Улан-Батор в старую столицу. Почему? Потому что монголы верят, что Чингисхан вернется и накажет тех, кто что-то сделал не так. Вернется и рассердится, что столица не в том месте. Вот такое у них отношение к нему. Они согласились, что первый сын был не его, но вот в то, что второй ребенок был китайцем…И, действительно, раздавались протесты, что китайцы отберут половину Монголии после этого фильма. Я сказал, что я все равно сделаю этот эпизод. А поговорим после. И сейчас вроде все упокоились более-менее. Монголы – отличные парни, которые работали со мной, писали музыку к фильму, тоже поверили, что это их кино.

- А верите ли Вы в проклятье Чингисхана?

- Да, мы поэтому-то и пошли к шаману, просить разрешения. И он, один и самых сильных шаманов Монголии, нам это разрешение дал.

- А Вы верите в судьбу?

- Да, конечно!

Наталия Владимирова

Читайте также:

Мы живем в Матрице!
Контр Страйк для Windows 7
Продвижение сайта для чайников
Красота и здоровье – результат работы