Главное | Бизнес | Технологии | Медиа | Человек | Отдых и увлечения | Быт | Архив | Наша лента

ВСЕ ЖАНРЫ, КРОМЕ СКУЧНОГО

Не знаю, право, где найдется

Другой такой же уголок,

Где весело всем так живется,

Как милый наш Владивосток.

Блины горячие здесь можно всегда у Шуина достать.

Здесь сутки целые безбожно

Едят, и пьют, и вновь едят.

Да, весело всем так живется.

Понять лишь только не могу,

Металл презренный где берется -

И ставлю точку потому.

Писано сие в 1911 году Павлом Гомзяковым. Об этой, так сказать, злачно-ресторанной стороне жизни городка "нашенского" и почитаем в газетах годов этак 10-20-х уходящего века.

На перебой зазывали посетителей рекламные объявления разного рода развлекательных заведений. Ресторан-кабаре "Модерн" в доме Мешкова на Светланской обещал польскую кухню, три роскошных кабинета "с пианинами", два биллиарда с крепкими напитками, а также неподражаемую исполнительницу русских и цыганских романсов Ган-Стальскую, "русскую звездочку" m-lle Паули и еще целый каскад этуалей и субреток с громкими именами вроде Норы Вест или "красавицы Бевонс". "Модерн" не уставал уведомлять, что "во время обеда и завтрака цены на все понижены. 1/2 водки - 1 руб.Шампанское - 8 руб.50 коп. Завтраки два блюда а-ля-карт - 1 руб." Жить можно.

Шуин, как следует из стиха местного поэта, в рекламе не нуждался, а посему вверху рекламной полосы значилось крупно: "Ресторан Шуина", и болле ничего. Нарушить эту рекламную традицию могла только какая-нибудь сногсшибательная новость. "Чудное блюдо! Морская капуста в разных приготовлениях содержит счастливое органическое соединение Иода, не раздражающее желудка, полезное каждому желающему избежать склероза, т.е. преждевременной старости или худосочий организма. Рекомендую попробовать дар Востока. Шуин."

Тех, кто не мог много тратить на морскую капусту, приглашал семейный ресторан "Флоренция". "Идя навстречу широкой публике, не могущей тратить бешеных денег, мы употребили все усилия к тому, чтобы дать вкусную пищу в комфортабельно обставленном помещении, где за безценок, по сравнению с другими ресторанами, можно получить все. На чистоту служащих, доброкачественность и свежесть продуктов обращено особое внимание, в чем просим убедиться. Принимаются столовники, кои пользуются скидкой."

Ресторан "Париж" на Алеутской завлекал дамским оркестром, известным поваром Паниотаки и графином водки по 25 коп., ресторан Любимова на 1-й Морской - струнным оркестром. Ресторан "Светланка" называл себя не иначе как "премированным", предлагал послушать дамский симфонический оркестр из Вены и публиковал свое меню. Блюда в нем почти не повторяются - каждый день разные! И как звучит: консомэ с вермишелью, котлеты с'розбер, кокиль из краба, жаркое жиго демутон, борщок деябли, рагу телятины жардиньер... Музыка! Первоклассный азиатский буфет "Эдем", располагавшийся в капитальных подвалах Чуринских магазинов, предлагал аж 8 биллиардов. Впрочем, столько же - кофейная Кокина. У Кокина же, кстати, торговали иенами и долларами, регулярно сообщая курс в прессе.

В 1916 году появилась громкая реклама "первоклассного фешенебельного ресторана-кабаре "Аквариум" в доме Купера на углу Пекинской и Алеутской". Репертуар этого кабаре был весьма разнообразен. Публика смотрела балет "Польская кровь": краковяк, мазурка, оберек. Выступали "мадемуазель Колокольчик с оригинальным репертуаром" м-ль Ланская с песенкой "Васютка". Проходили концертные вечера "Калейдоскоп-паризьен", где были представлены "звезды и звездочки театра кабаре, миниатюры, обозрения, оперетты, скетчи, пародии. Все жанры, кроме скучного". Среди артистов кабаре "Аквариум" в эти годы особенным шармом выделялась этуаль Чарская - модная шансоньетка. О ней писали: "Высокая, интересная шатенка с очень красивым лицом, всегда шикарно одетая, была предметом внимания многих. Говорят, что она ушла от мужа и вот уже два года служит в шантане." Артистическая судьба ее закончилась трагически. Она была тяжело ранена выстрелом из пистолета одним из ее поклонников.

К концу 20-го года "Аквариум" назывался уже несколько по-иному: "Трудовая артель "Товарищество Ресторанное дело", хотя остальное все то же: "Струнный оркестр под управлением известного венского маэстро Линкэ, опера, балет, шарж, сатира, юморески в исполнении выдающихся артистических сил".

В ноябре 20-го года газеты торжественно сообщили: "В непродолжительном времени в здании гостиницы "Версаль" (3-й этаж, ранее занимаемый Коммерческим собранием) открывается грандиозный комфортабельно обставленный ресторан "Версаль". Погреб снабжен всевозможными напитками заграничных и русских фирм лучших марок. Кухня русско-французская (японская). Шеф-кулинар А.Д.Шалаганов." Город готовился к "презентации", некий Виконт де Моску разразился рекламными стихами:

Скоро будет очарован

Городок Владивосток.

Обыватель так взволнован,

Что в смятении сбился с ног.

Целый день владивосточки

Снаряжают туалет:

Туфли, бантики, чулочки,

Шелк, духи, колье, лорнет...

Кавалеры, страх внушая,

Принимают строгий вид,

Редкий ужин предвкушая,

Дразнят мыслью аппетит.

На Светланской в доме 10,

Где гостиница "Версаль", -

Просят вдуматься и взвесить -

Зал открылся колоссаль.

Блюд изысканность прельщает,

Над тарелкой легкий пар...

Безподобно угощает

Шалаганов-кулинар!

В такт пирующим играет

Симфонический оркестр,

Сердце звуками ласкает,

Как в Париже, гран Сильвестр!

Удовольствиям нет меры!

Чтоб создать живо уют,

Примадонны и премьеры

Здесь божественно споют.

А в это время газета Дальневосточной Федерации Анархистов Коммунистов "Черное знамя" подстрекало: "Бездомный, безприютный сын улицы! Манят пурпуром камины, манят теплом и сытостью дома, ласкают ноги ковры, лелеет ухо пианино. Для тебя закрыты все ворота, прыхлопнуты все двери. Режут босыя ноги камни, режет ухо лай собак и окрык сторожей. Нежатся в шелковых подушках тела, твои лохмотья продувает ветер. Страсти извиваются под теплыми покрывалами - ты безропотно примыкаешь к стене, дремля стоя. Невдалеке шмыгает взад и вперед проститутка - эта твоя дочь, продающая свой младой огонь холодным, старым, обитым золотом серцам. Глупый и несчастный! Вот же дом, вот тепло, вот уют. Войди, поселись в него!". И вошли, и поселились. Не попробовать нам, видно, "суп в пармонтие" и "крем мокко в чашках", что ели в "Светланке" в 10-м году.

Ирина ЧЕРНЯДЬЕВА.

The Far East Russian Magazine ( октябрь 1996 г.)

Читайте также:

Мы живем в Матрице!
Постоянное напоминание о фирме
Что вам известно об истории швейцарских часов?
Критерии поиска работы